Психодинамическая модель

При изучении основного кровосмесительного комплекса S. Freud возникает множество аналогий с исследуемой темой. Основной научной интригой, сопоставимой с проблемой насилия, является идентификация роли принуждения в существовании удовольствия у самой пострадавшей. Удовольствие как результат осознанного намерения и действия в психодинамической литературе носит характер выстраданное и амбивалентности.

Неслучайно в ранних работах по психоанализу значительное внимание Уделяется сексуальным перверсиям, к которым приписывается и сам инцест.

Принцип амбивалентности удовольствия, декларирующий, что в формировании зрелой сексуальности играют роль нереализованные запретные желания, страхи и наказания, чрезвычайно выгодно сочетается с мнением о прирожденных качествах виктимности. Так, по мнению К. Г. Юнга (1994), сны и фантазии о сексуальном насилии отражают культуру прошлых поколений и через коллективно-бессознательные механизмы показывают нереализованные желания потенциальных жертв.

Привлекательность удовольствия, защищаемого запретом, всегда создает состояние фрустрации. В данном случае фрустрация при определенной абсолютизации сама становится источником удовольствия.

Но при обыденном течении событий объектом удовольствия является запретный и недосягаемый соблазн.

Роль недозволенных и неприемлемых способов реализации удовольствия играет важную роль в природе человеческих отношений, в том числе и сексуальных.

В работах J. Sheper и Н. Maich (1972) это подтверждается привлекательностью кровосмешения. «Искушение инцестом», по их мнению, скрывается как в человеческой натуре, так и в обстоятельствах семейной жизни.

Утверждается, что сам факт выраженного нравственного табу на кровосмешение предполагает привлекательность последнего и отрицает наличие только биологического подавления. Трудно контролируемая привлекательность кровосмешения, по мнению S. Freud (1913) возникает тогда, когда любовь между ребенком и родителем приобретает чувственный и эротический характер.

Ребенок взрослеет, отчетливее осознает эротический компонент взаимоотношений с родителем, фантазирует и одновременно отдаляется от него, испытывая чувство вины.

В свете этого табу выступает как запрет признанного желания сексуальных отношений между ребенком и родителем. В своей работе мы не ставим задачу опорочить «святая святых» психоанализа и только предполагаем, что за основным кровосмесительным комплексом в психоанализе стоит К более мрачный, навеянный тысячелетней историей комплекс коллективного или семейного вырождения.

В задачи данного исследования входит разделение подсознательного стремления к насилию у потенциальных жертв и прирожденного влечения, связанного с репродуктивной функцией.

Чтобы понять разницу между этим влечением, обыкновенно указывающим сознанию цели и способы их достижения, и стремлением при определенных обстоятельствах стать жертвой сексуального преступления, необходимо рассмотреть следующие вопросы: «Насколько близко друг к другу располагаются понятия «насилие» и «удовольствие»?» и «Какое отношение насилие имеет к сексуальности и имеет ли вообще?

». В своей работе «По ту сторону принципа наслаждения» S. Freud придает большое значение удовольствию как чувству, способствующему возникновению «первичных процессов». Иными словами, побуждение, сопровождающееся чувством удовольствия, фиксируется в сознании и существует в нем длительное время.

Из данного утверждения остается неясен сам механизм, благодаря которому побуждения превращаются в намерения, а те, в свою очередь, в действия и поступки, но важно то, что данному принципу придается значение первичности. С другой стороны, всякое законченное действие неожиданно может привести к переживанию известного удовлетворения.

В этом случае, по мнению S. Freud, можно говорить о повторении принципа удовольствия, который все же когда-то сопровождал формирующиеся побуждения, аналогичные тем, которые вызвали указанное действие. Говоря о близости понятий «удовольствие» и «насилие», важно знать, насколько полно представлено насилие в побудительной сфере.

Удовольствие, как и обратная сторона этого чувства — отвращение, сопровождает насилие, но являются ли они побуждающими факторами? Безусловно, в период инфантильной сексуальности эмоции удовольствия амбивалентно сопровождают фантазии или, точнее, образные страхи, связанные с насилием.

Однако содержание эмоциональной сферы, сопровождающей фантазии о насилии, скорее говорит о приобретенных комплексах, нежели о прирожденных побуждениях, обусловленных беспрепятственным течением зрелого либидо.

Об авторе
Поделитесь этой записью



Étoile : Женский журнал онлайн © 2020 Все права защищены